Поиск

Мода требует жертв. Персональная рубрика Константина Богомолова, имидж-дизайнера и аналитика моды.

24.07.2012

МОДА ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ

Персональная рубрика Константина Богомолова в журнале «ЛИЛИТ» (Рига, Латвия)


Константин Богомолов, имидж-дизайнер и аналитик моды,

руководитель международного учебного центра Bogomolov’ Image School

(Рига, Латвия)

Есть афоризм: даже гении моды совершают ошибки, но всегда находятся жертвы, готовые за них заплатить.

Принято считать, что словосочетание «fashion victim» (жертва моды) ввел в обиход американский модельер Оскар де ла Рента. Так он охарактеризовал человека, настолько подверженного веяниям моды, что эта зависимость выходит за рамки здравого смысла. С тех пор и по сей день мы привыкли вкладывать в этот термин крайне негативный смысл. Мы представляем себе неких карикатурных персонажей – довольно ограниченных, лишенных собственного вкуса, гламурно-тупых и напрочь зомбированных брендами и трендами.

Да, пожалуй, все сказанное верно, и, возможно, жертвы моды всего этого заслужили. Но я решил поднять эту тему вовсе не для того, чтобы бросить еще пару камней в их сторону. Напротив – хочу встать на их защиту.

Вспомним эпизод из фильма «Служебный роман»: секретарша Верочка примеряет новые сапоги, которые ее начальница Людмила Прокофьевна Калугина характеризует словами: «Слишком вызывающие». Ответ Верочки на это замечание – «Надо брать!» По сути это и есть главный девиз жертвы моды: подчиняясь заповеди must have, новый тренд надо брать, причем брать сегодня, сейчас и немедленно – пока для большинства это выглядит слишком вызывающе, пока это безумно дорого. Потому что завтра будет поздно, завтра это выйдет из моды. На вопрос «Что сегодня в моде?» жертва моды отвечает: «То, что еще не носит никто!» Через два-три сезона Калугина примерит те самые сапоги и подумает: «Они модные, их сейчас носят все», а Верочка скажет: «Вышли из моды, ведь их уже носят все».

Но есть и обратная сторона этого феномена: если бы не Верочка, откуда бы Людмила Прокофьева узнала «что сегодня носят»? От модельеров? Нет, модельеры всего лишь шьют платья – моду создают те, кто эти платья надевает.

На мой взгляд, жертвы моды – это люди, которые идут в ее авангарде и путем экспериментов над собой открывают остальным дорогу к новым трендам. Кстати, avant-garde – военный термин, в переводе с французского «передовой отряд», который, рискуя жизнью, первым пробивает оборону и расчищает путь арьергарду и тылам. Fashion victims приносят себя в жертву не зря – примеряя новые, подчас довольно сомнительные тенденции и рискуя собственной репутацией, они дают нам, личностям менее азартным, возможность выбора.

Ведь мода – это взаимное подражание, как бы мы к подобному утверждению ни относились. Феномен «fashion victim» будет существовать всегда, ибо в его основе лежат две взаимоисключающие тенденции: с одной стороны – желание подражать, а с другой – стремление выделиться.

Другие статьи рубрики:

Замуж со вкусом. Советы начинающим невестам.

12 советов для удачного шопинга

Заговор портных

Мода на безвкусицу

Sexy до гробовой доски

Парадоксы привлекательности

Читайте также

Модный обзор, 05.12.2017
Стоит ли мужчине присутствовать при родах. Рассказывает доула
Модный обзор, 01.11.2017
Стилист Наталья Костина расскажет, что костюмы каждого из героев говорит о нем
Модный обзор, 25.10.2017
АРТ-суббота с известным журналистом Владимиром Демчиковым

  1 комментарий
  •   Princess_Irih 24.07.2012 | 13:24
    Возникновение термина с легкой руки Оскара де ла Рента - одна из версий возникновения данного понятия. "Жертвы моды" были знакомы медиками существенно раньше, чем модельеру - так называли девушек, которые, будучи преданными всему сверхмодному, выскакивали на мороз в тонких шифоновых платьях, благополучно зарабатывая воспаление легких.
Имя
Код


Instagram