Поиск

Алена Гуменная: «Райдер – это глупость, которую можно уступить Beyonce»

18.02.2019

Своими движениями она покорила сердца миллионов россиян. Её успешные выступления на щоу «Танцы на ТНТ» поражали, врезались в память, копировались танцорами по всей стране. В Иркутск Алена Гуменная приехала по приглашению фитнес клуба World Class, чтобы провести мастер-класс для танцующих иркутян. Она рассказала Irkfashion.ru, как ей удалось покорить американский шоу-бизнес и почему она выгоняет некоторых людей со своих мастер-классов.


- Как вы пришли к направлению DANCEHALL?

- Я начала танцевать дэнсхолл в 2005 – 2006 годах, когда расставалась с бальными танцами и искала себя в других стилях. В тот момент я наткнулась в Интернете на легендарную французскую танцовщицу Лер Куртельмон. Она танцевала с моим нынешним боссом Кэмроном Ван-Шотом, который является организатором «Dancehall master world choreo» (Чемпионат мира по дэнсхоллу – Прим.ред.). Лер танцевала связку, которая не относилась ни к хип-хопу, ни к дэнсхоллу, а называлась ragga jump. После я выяснила, что это было ее видение культуры дэнсхолла. Меня это заинтересовало, я начала изучать этот танцевальный стиль.

Первые годы танцевала какую-то ересь. После, благодаря помощи родителей, съездила на мастер-классы в Европу. Я была на «Big Up Kemp», где увидела сильных французских и ямайских танцоров, узнала, как можно двигаться. Моим первым преподавателем была Лер Куртельмон, которая сейчас ставит хореографию известным танцорам и музыкантам, например, Крису Брауну. Также на мастер-классе меня увидел Чад Торрингтон или Глобал Боб – самый известный танцор Ямайки. Он решил мне помочь, и стал моим наставником – долгое время он помогал в моём становлении в дэнсхолле и до сих пор радуется всем моим победам.

- Как вы попали в команду международного уровня AUTHENTIC DANCAZ от DNK AMAD BANKS?

- Команда «AUTHENTIC DANCAZ» (ранее – Френч Сквад) – это одна из первых французский команд, начавших танцевать дэнсхолл. Её создателем был Амад Банкс. В последствие команда распалась, когда Амад ушёл и создал новый состав команды AUTHENTIC DANCAZ. Точно не помню, когда я попала в команду. Мы с Амадом долгое время общались, переписывались и виделись, а четыре года назад начали танцевать вместе. В начале в команде были одни мальчишки, а позднее нас осталось четверо: Клеф Нитомби, Дайвон, я и Амад. Сейчас это по-прежнему известная команда, но мы решили не выводить ее вперед, потому что в настоящее время многие хотят попасть в ямайские команды. Амад Банкс многое сделал для дэнсхолл-культуры – если бы не французы, о ямайцах не знал бы ни один русский.

- Как часто удается выбраться на отдых или вам приходится отдых совмещать с поездками в рамках мастер-классов и соревнований?

- У меня было два отдыха за последние несколько лет: мое свадебное путешествие, которое закончилось очень быстро, и продолжение медового месяца. Отдыхать я вообще не люблю – больше люблю ездить на чемпионаты и соревнования. Я жесткий трудоголик. Меня даже совесть гложет, если я отдыхаю – мне кажется, что я перестала нормально танцевать, что моя команда стала танцевать очень плохо. Отдых – это не моё. Люблю отдыхать на классах.

- Считаете ли вы, что хореограф должен поддерживать себя в форме и быть и действующим танцором?

- Хореограф должен поддерживать себя в форме однозначно, потому что «на пальцах» сложно показать, чего хочешь от учеников. Ты должен обязательно быть в форме, показывать на своем примере, практиковаться во фристайле, в знаниях, иначе ты уже не хореограф.

- Есть ли какие-то танцевальные предпочтения в разных регионах? Какие танцевальные направления популярны в других странах?

- В каждой стране свои предпочтения, например, на Ямайке – ямайские танцы и дэнсхолл, в Африке – африканские танцы, но в зависимости от части страны, во Франции – дэнсхолл и контемпорари, а в России люди танцуют не то, что на душе, а то, что модно, и это очень плохо. Когда я начинала танцевать дэнсхолл, он был не очень популярен, а сейчас он на пике моды, так что его танцуют все, равно как и vogue. Думаю, через пару лет останутся те, кому правда нравится дэнсхолл, а последователи моды уйдут в какой-нибудь электродэнс. Мне сложно говорить о том, что популярно, ведь я не слежу за модой, мне важно, что дэнсхолл популярен в моей внутренней стране. Я считаю, что русские танцевать дэнсхолл не умеют и не будут уметь, потому что для многих это бизнес, а для меня – танцы.

- Если говорить об обратной связи, какой самый танцевальный регион? Где больше всего отклика на ваших мастер-классах?

- Судя по моим мастер-классам, самым дэнсхолльным городом является Уфа. Очень нравится работать с Казанью, но с определенными студиями, например, «Кинг Степ», студией Алины Бариловой. В некоторых студиях есть предпочтения по танцевальным стилям, к ним приятно приезжать. К примеру, ребята из студии «Витамин С» во Владимире готовы пахать по десять или двадцать часов.

Всегда приятно, когда люди приходят на классы не просто постоять, а реально работать. Тогда хочется делиться профессионализмом. Тяжело работать с людьми, которые закрыты. Если люди готовы танцевать и учиться, то я готова дать всю информацию, которая у меня есть, а если не хотят, то мне приходиться через себя переступать, ведь я все-таки приехала работать, что-то рассказать и донести, но это становится тяжелее, и остаётся осадок.

- Был ли постшлейф от проекта «Танцы на ТНТ»? Открыл ли проект для вас новые возможности, например, медийность, востребованность, роли в кино, приглашение принять участие в передачах на федеральных каналах?

- ТНТ помог мне в становлении личности – я стала более серьезной, более понимающей и осведомленной в плане шоу-бизнеса. Я поняла, как это строится и как работает. Стала более жесткой и холодной. Мне это было нужно, потому что таким добрым весельчакам, какой была я, сложно вести за собой людей, потому что преобладает желание всем угодить. Сейчас все по-другому, потому что я расставила приоритеты. А в плане «танцевальности» проект ничем не помог.

После ТНТ был такой момент, когда я переставала давать мастер-классы, потому что на них приходили люди, которым больше нужны фотографии, а не знания. А для меня важно, чтобы мои классы были полезны, потому что эти знания я собирала годами – ездила по американским и европейским странам, платила за эти знания не только большими деньгами, но и большими физическими нагрузками. Позже я позволяла себе выгонять с мастер-класса людей, которые много фотографируются, потому что мне нужно было, чтобы приходили те, кто хочет танцевать и не было тех, кто будет им мешать.

ТНТ дал мне не много, потому что моей задачей не было попасть в российский шоу-бизнес. Я хотела в американский шоу-бизнес и добивалась этого по-своему – через чемпионаты и свою работу. Это сработало, потому что цели были высокими, а запросы и старания были соответствующими.

- Поддерживает ли вас ваш наставник Егор Дружинин после проекта?

- Да, сейчас я вновь начала работать с Егором – в пятом сезоне я ставила номер и планируется, что в следующем сезоне я также буду ставить несколько номеров. Егора я очень сильно уважаю. Он невероятный и как режиссер, и как человек. Я благодарю проект за то, что познакомил меня с такими людьми. Шесть лет назад, когда я участвовала в проекте, я была не очень умна – многие вещи, которые нужно было слушать, проходили мимо ушей. Сейчас я понимаю, как много хороших знаний дал мне Егор. Я думаю, я бы больше узнала, если бы не была такой строптивой, не думала, что все меня пытаются «завалить». Стресс на проекте был очень сильный, и казалось, что все хотят тебя «съесть», но никто ничего такого на самом деле не хотел, просто все делали свою работу, делали крутое шоу. 

- Как часто вы бываете в родной Уфе? Что делаете первым, когда прилетаете в свой город?

- В Уфе я бываю очень часто, потому что там занимается моя команда, там мои родственники. В этом городе я творю, там меня чаще всего посещает муза. Уфа – место, где все дороги для нас открыты, и мы можем заниматься, сколько хотим. В Москве так бы не получилось, потому что мы были бы заняты выживанием. Там люди более жесткие и злые, они не пускают в свой мир никого. Уфа для меня – спасение, родной город, город, где рождаются чемпионы.

- Большую часть времени вы посвящаете танцам. Вы заслуженно стали чемпионкой мира по dancehall. Вы используете свое имя для продвижения танцевальной культуры в своем городе?

- Прежде чем выиграть чемпионат мира, мы выиграли титул столицы дэнсхолла, а также много других чемпионатов, где продвигали Уфу. Для продвижения танцевальной культуры я не использую своё имя, скорее мы делаем это танцами, тем, чему я учу своих учеников, а уже они продвигают танцевальную культуру. У меня нет задачи, чтобы гремело моё имя, главное – чтобы гремели танцы.

- Есть ли у вас райдер? Есть ли разница, как встречают вас в России в разных регионах и за рубежом?

- Я приезжаю в любые города и страны, чтобы работать и давать танцорам новую информацию, а всякие куражные вещи – еда, выпивка и тусовки – не по моей теме. Поэтому райдера у меня нет принципиально. Я стараюсь максимально облегчить задачу всем своим организаторам, чтобы никто со мной не мучился, не возился. Единственный пункт в райдере – это кока-кола, потому что без сладкой газированной воды мне на мастер-классах становится плохо. Мне кажется, райдер – это звучит слишком пафосно. Я же не Beyonce. Хотя, даже если бы мой уровень профессионализма был на уровне Beyonce, я бы не просила райдер, потому что считаю, что это глупо.

иркутск, сверхъестественные мамы, сверхъестественные, конкурс, Фитнес-центр World Class,   Центр эстетической медицины «Сатэль»,  Wellness-центр Salinas,  Туристическая компания «Гранд Байкал»,  Органическая косметика «Вдохновение»

Текст: Анастасия Фунтова

Тэги:

Читайте также

Модный обзор, 25.02.2019
Первая женская конференция состоится 15 марта в актовом зале Байкальского банка ПАО Сбербанк
Модный обзор, 12.02.2019
У иркутских пар есть шанс выиграть свадьбу мечты
Модный обзор, 20.03.2019
Гость вечера - участник проекта «Танцы на ТНТ» Никита Бончинче

  0 комментариев
Имя
Код


Instagram