Поиск

История города – история женщины: Ольга Тихомирова

23.11.2017

О фонде семьи Тихомировых знают не только в Иркутской области, но и далеко за ее пределами. Но с чего началась эта удивительная история, ключевую роль в которой сыграла детская мечта? Основательница фонда, выдающаяся иркутянка Ольга Тихомирова рассказала Irkfashion.ru в совместном проекте с ювелирным салоном премиум-класса «Династия» о том, почему люди рядом с лошадью становятся добрее и в достижении цели нужно упираться до последнего.


Детская мечта, превратившаяся в явь

 

– Ваша история началась в Иркутске? Вы коренная иркутянка?

О.Т.: Да, я коренная иркутянка. Этот город комфортен для меня по всей атмосфере. Мне очень приятно, что именно здесь я развивалась сама, и одновременно со мной развивался мой город. Мы развивались вместе (улыбается).

– Вы сделали очень многое для Иркутска. Как у вас возникла идея связать свою жизнь с лошадьми?

О.Т.: Все дело в детской мечте, которая бывает у многих девочек, – общаться с лошадьми. В детстве она не осуществилась, поэтому, когда я впервые увидела объявление об открытии «Школы верховой езды» в Иркутске, я взяла всех троих своих детей за руки и пошла туда. Эта школа меня совершенно разочаровала, потому что я увидела очень примитивный вариант взаимоотношений с лошадью. Но тем не менее первое прикосновение к лошади оставило совершенно неизгладимое впечатление. После этого мы с детьми стали искать возможность где-то еще общаться с лошадьми. И таким образом, постепенно, шаг за шагом мы подошли к решению о создании собственного клуба. В то время в Иркутске лошадей почти не было, и мы поняли, что нащупали эксклюзивный вариант реализации собственных желаний и мечт. И в то же время надеялись, что это будет востребовано в городе.

– Как вы начали реализовывать свою идею?

О.Т.: Без поддержки семьи это было бы невозможно, и сейчас мы все участвуем в проекте. Но в тот конкретный момент главным двигателем была старшая дочь, которая очень сильно увлеклась лошадьми. Когда мы с ней эту идею озвучили в семье, то после долгих переживаний и рассуждений всё-таки все пришли к выводу – пробуем! Если вы помните, а это был 1998 год – время было перестроечное, когда у нас были романтические настроения, очень интересные ожидания чего-то непривычно свободного, планы попробовать реализоваться в абсолютно новой для нас действительности.

И это наше решение было, с одной стороны, смелое, а с другой – очень естественное, гармоничное, потому что к этому моменту я поняла, что лошадь и верховая езда очень сильно влияют на здоровье человека. Я это поняла на себе, попробовав сама ездить верхом. Какое-то время я чувствовала себя совершенно гениальным человеком: я думала, что совершила открытие. Я дня три наслаждалась своей гениальностью, а потом узнала, что существует методика иппотерапии, которая в то время в России только-только начинала применяться. Так мы оказались на пороге очень интересного проекта, который, в общем-то, бесконечен по своему развитию, по своим ресурсам.

– В тот момент, каким вы представляли себе свой будущий конный центр?

О.Т.: Всей нашей семье было сразу понятно, что этот проект не будет коммерческим, мы сразу поняли, что это поле деятельности, безусловно, гуманитарное. И поскольку мы решили, что главным в нем будет оздоровление с помощью лошади, то было очевидно, что здесь тем более не будет больших денег. К счастью, практически сразу же мы имели возможность убедиться, что в Иркутске очень много людей, которые так или иначе готовы участвовать в благотворительных проектах. Мы сразу нашли первых спонсоров, потому что своего капитала у нас не было. Шаг за шагом мы начали создавать тот конный центр, который имеем сегодня.

В самом начале этот проект не был амбициозным – мы думали, что это будет небольшой клуб, который будет функционировать на радость семье и на радость людям, которые будут пользоваться его услугами. Но потребность в лечебной верховой езде оказалась настолько большой, тема реабилитации детей с нарушениями развития и здоровья оказалась настолько животрепещущей и больной, что эта очень острая востребованность позволила проект развить как один из самых сильных в России. Конечно, сегодня наших специалистов по уровню работы, по уровню квалификации, по уровню глубины понимания методики нельзя сравнить с тем, какими они были в 2000 году, потому что тогда мы очень плохо себе представляли и механизм воздействия лечебной верховой езды, и ресурсы этого метода. А сегодня мы имеем одних из лучших специалистов в России и одних из лучших в России лошадей для иппотерапии. Но это путь в 17 лет, который был полон очень многих испытаний, проблем, открытий, и этот путь, безусловно, продолжается. Потому что я, например, всегда чувствую себя в начале пути, какой бы опыт не был за плечами – в каждый конкретный момент кажется, что впереди ещё очень много не познанного.

Сегодня бесплатными услугами иппотерапии в нашем центре пользуются 50 ребятишек с тяжёлыми нарушениями здоровья и развития. И, к огромному нашему сожалению, мы не можем удовлетворить потребности всех желающих, потому что очередь на иппотерапию у нас расписана на два года вперёд. Это для нас очень больной вопрос, потому что эти дети не могут ждать: для них важен каждый день. Услуга должна быть оказана в оптимальном возрасте для ребёнка, а если приходиться ждать два года, то мы теряем возможность и эффективность реабилитации. Это серьёзная проблема для нашей организации.

Доброта людей позволит идти дальше


– Конный центр – это не только реабилитация для детишек, это еще и очень серьезное спортивное учреждение. Расскажите об этом направлении вашей работы.

О.Т.: Когда мы стали серьезно заниматься иппотерапией, мы поняли, что надо формировать команду специалистов, которые очень хорошо знают биомеханику лошади. А сделать это возможно было только в том случае, если бы мы начали развивать спортивное направление. Потому что никто, как спортсмены, выступающие на лошадях, не может так знать биомеханику лошади, так её чувствовать, так пропускать через своё тело, через свои ощущения, как спортсмены-конники. Поэтому мы были вынуждены начать развивать спортивное направление. Постепенно, шаг за шагом, проводя соревнования, приглашая к нам спортсменов из других клубов, которые начали понемногу появляться в Иркутске, мы добились, что и это направление тоже стало востребовано. На сегодняшний день спортсмены Фонда Тихомировых составляют костяк сборной команды Иркутской области по конному спорту. Именно в нашем центре появился первый мастер спорта по конному спорту в Иркутской области. И очень приятно, что наш центр стал местом проведения основных областных турниров по конному спорту, и не только областных. Нам очень нравится, что наша команда находится в очень хороших дружественных, конструктивных взаимоотношениях со всеми конными клубами Иркутской области. И вот эта необходимость спортивной конкуренции – а без конкуренции ничто не может развиваться – породила мысль о том, что необходимо создавать Федерацию конного спорта Иркутской области. Таким образом, много лет назад мы инициировали создание еще одной организации, которая на сегодняшний день работает очень эффективно: мы проводим множество соревнований по разным дисциплинам конного спорта, и можем гордиться своими достижениями. Наши спортсмены очень успешно выступают не только на областных соревнованиях, но и на уровне федерального округа, и на всероссийских соревнованиях. Сейчас приходит новое поколение молодых спортсменов из разных клубов, которые очень успешно демонстрируют уровень развития конного спорта Иркутской области в России.

Но самый эксклюзивный наш проект, которым мы особо гордимся,  это Международный Байкальский фестиваль конного спорта инвалидов, который стал социальным брендом Иркутска и пока является единственным в России. В этом году он проходил уже в третий раз. И впервые в этом году мы проводили чемпионат Сибирского федерального округа по параолимпийской выездке, как совершенно официальный турнир, то есть турнир, который включен во все календари Министерства спорта России, поэтому на нем можно выполнять спортивные разряды людям с ограниченными возможностями здоровья. На эти турниры к нам приезжают спортсмены из многих регионов России и из-за рубежа. Мы рады тому, что регулярное проведение таких крупных турниров для людей с ограниченными возможностями оказало очень серьезный мотивирующий эффект. Если 10 лет назад к нам приезжало совсем немного всадников, то сегодня за право приехать на этот турнир проводятся отборочные турниры в регионах России, а мы вынуждены даже ограничивать количество участников для того, чтобы этот турнир не шел целый месяц. Мы очень рады, что благодаря турнирам адаптивный конный спорт Сибири вышел на новый уровень развития и мастерства.

– А ваша семья тоже связала свою жизнь с конным спортом?

О.Т.: Вся семья задействована в проекте, но только в разных ролях. Муж – это мой партнер во всем, это моя поддержка и опора в этом проекте. Младшая дочь – главный тренер Фонда Тихомировых, мастер спорта по конному троеборью. Она тренирует юных спортсменов, которые очень успешно выступают на соревнованиях самого разного уровня. Конечно, она не одна, у нас хорошая команда тренеров работает вместе с ней. Старшая дочь, с которой мы, в общем-то, всё и начинали, волею судьбы – в связи с замужеством – уехала в Латвию. Мы были в тот момент в некотором отчаянии, потому что ставка в семье была на нее, как на будущего тренера и руководителя. Тем не менее, оказалось, что в Латвии она с нуля начала то же самое дело, и сегодня она - шеф паралимпийской команды по конному спорту Латвии, которая уже дважды очень успешно выступала на Паралимпийских играх в Лондоне и Рио-де Жанейро. Всадник ее команды входит в топ лучших всадников-паралимпийцев мира.

Про сына я хочу рассказать отдельно, потому что непосредственно в проекте как конник он не участвует, но он профессиональный менеджер, и оказывает нам огромную помощь в правильной организации всего процесса, планировании перспективного развития, дает очень хорошие, профессиональные советы. Время меняется: то, что мы считали правильным, сегодня уже оспаривается, поэтому помощь человека нового поколения, из нового времени имеет огромное значение. Еще он очень помогает нам материально, потому что у нас большие социальные проекты, которые все время требуют больших вложений. Реализуются эти проекты, конечно, за счет помощи спонсоров. Мы сотрудничаем и с государством, и с бюджетным организациями, но спонсоры всё время участвуют в наших проектах. И мы очень благодарны многим иркутянам за такое по-настоящему доброе отношение к потребностям людей, которые очень нуждаются в помощи.

– А кто эти благородные люди, кто ваши спонсоры?

О.Т.: Все, кто участвует в наших социальных проектах, – люди совершенно разные, с разным уровнем материального достатка, но объединенные единой системой ценностей. Это люди, которые очень хорошо понимают, что гуманитарные ценности, ценности отношений между людьми, ценности совместного выживания, ценности взаимодействия и взаимопомощи всё-таки являются главными в жизни. И они гораздо выше ценностей материальных, ценностей карьеры и многих других. В нашем центре есть баннер, мы называем его стена славы, на котором размещены фотопортреты людей, внесших большой вклад в развитие нашего конного центра и наших социальных проектов. Но, поскольку этих людей очень много, то каждый год мы вывешиваем новый баннер со списком людей и организаций, которые внесли тот или иной благотворительный вклад в данном конкретном году.

Добрых, отзывчивых и социально ответственных людей в нашем Иркутске очень много. Никогда не забуду, когда мы еще работали в музее Волконских, там случился пожар – у нас сгорела конюшня, принадлежащая музею. В первый же день к нам стали приходить соседи, друзья и просто люди, которых мы совершенно не знаем – с какой-то денежкой, с какими-то вещичками. И пришла старенькая бабушка, которая принесла банку соленых огурцов… С тех пор прошло уже 15 лет, но каждый раз, когда я об этом вспоминаю, у меня комок в горле, потому что этот порыв «помочь, чем можешь» очень дорогого стоит. Для меня это очень серьезный сигнал о том, насколько человек может быть прекрасен, совершенно независимо от его материального достатка. Есть и такие люди, которые вносят достаточно большие пожертвования, но мы с ними вообще не знакомы. Например, нам уже несколько лет периодически на счет присылает довольно приличную сумму денег незнакомая нам лично москвичка Мария Морозова. Мы бесконечно признательны за такую поддержку: она дает нам основание всегда быть уверенными  что бы не случилось, какие бы трудности не возникли, мы всё равно найдем поддержку, встанем на ноги и продолжим наш путь.

Счастье прикоснуться к божественному

 

– Вы такая хрупкая, независимая женщина, а лошади такие большие, сильные существа. Что они дают вам лично?

О.Т.: В моей жизни лошади – это атмосфера. Дело в том, что когда ты находишься рядом с лошадьми, то всё сиюминутное и плохое отступает. Я не знаю, с чем это связано, это какая-то загадка. Лошади создают вокруг себя какое-то удивительное поле: рядом с ними просто становится хорошо. Кроме этого, лошади производят впечатление божественных созданий: когда ты видишь лошадь, ее грациозные движения, выражение ее морды, слышишь ее дыхание, прикасаешься к ее теплому телу, ты чувствуешь, будто прикасаешься к божественному. Это совершенно неописуемая красота! Когда мы только начинали, то работали с очень простыми лошадками местных пород. И тогда я мечтала иметь лошадей высококлассных, породистых, очень уж они роскошные! Но за время работы с лошадьми, я поняла, что прекрасны все лошади – каждая содержит в себе какую-то необыкновенную красоту. И иметь возможность ежедневно видеть лошадей, наблюдать за их яркими индивидуальными особенностями, характерами – это удивительное счастье. Я каждый день вижу, как растут и взрослеют ребята, которые приходят к нам на обучение верховой езде и на занятия конным спортом, и – удивительно дело – за 17 лет я не могу назвать ни одного ребенка, о котором я могла бы сказать что-то не очень хорошее. Они все становятся хорошими людьми! Это удивительное влияние лошадей. Но, конечно, все это в сочетании с грамотной работой тренера.

Лошадь - удивительно интеллектуальное животное. Она умеет быть отличным партнером: лошадь сама спрашивает «что нужно? что вы от меня хотите?». Есть одна загадка, которая так загадкой для меня и остаётся: когда спортсмены с ограниченными возможностями с других регионов приезжают к нам на соревнования, мы им всем предоставляем наших лошадей. Животные этих всадников никогда не знали, кроме того, у этих всадников особенные методы воздействия на лошадь в силу их различных нарушений. И за многие годы у нас не было ни одного случая, чтобы всадник оказался недоволен партнерством с лошадью – они все выступают на очень высоком уровне. Мы видим, как лошади меняются под всадниками с инвалидностью: они так стараются услышать их и понять, так стараются быть им хорошим и надежным партнером, что это вызывает искреннее удивление и вопрос: как это у них получается, за счет каких механизмов? У меня складывается впечатление, что здесь реализуется возможность лошади взаимодействовать с человеком на ментальном уровне.

– Какие у вашей семьи есть увлечения, не связанные с лошадьми?

О.Т.: Они разные у разных членов семьи. На самом деле, лошади для нас – это и увлечение тоже (смеется). Однажды, я спросила одну нашу сотрудницу: «Зачем ты пришла на работу? У тебя же сегодня выходной день?». Она ответила: «Сегодня это у меня хобби». Вот и у нас лошади – это и хобби тоже. Но, конечно, мы иногда выпадаем из этого поля лошадиного и где-то бываем, куда-то ездим. Я очень люблю классическую музыку, оперу и когда есть возможность посетить театр или концерт, я это делаю с большим удовольствием. Мой муж любит путешествовать – сесть в машину и ехать далеко-далеко. Когда появляется возможность, такие путешествия он осуществляет. Моя старшая дочь, которая живет в Латвии, большая любительница путешествовать по Европе. И ее работа, и ее образ жизни позволяют им с мужем вместе это делать. Мой старший зять, муж старшей дочери, в свободное от работы время пишет – он писатель, причем очень хороший. Лауреат многих европейских премий, имеющий многих почитателей. Это его увлечение меня всегда очень вдохновляет: я с огромным удовольствием читаю его рассказы и романы. Младшая дочь любит женские развлечения. В этом определенная её прелесть. И мне тоже эти ее увлечения нравятся. А сын увлечен литературой, но уже как читатель, философией и боксом. Также он с энтузиазмом реализует различные интеллектуальные проекты. Он и в своем бизнесе увлекается не столько коммерческой стороной, сколько интеллектуальной стороной бизнеса, и возможностью через это познавать мир. Вот так мы все вместе увлекаемся общими увлечениями, и за счет этого наша жизнь становится более интересной и наполненной.

– Вы навсегда связали свою жизнь с Иркутском? Не было мысли уехать?

О.Т.: Мысли уехать, конечно, были. Они довольно часто возникают в ситуациях, когда в очередной раз есть ощущение бесперспективности. Так бывает: жизнь все время ставит этот вопрос перед людьми. Но за свою практику жизни я убедилась, что если до последнего упираться, то любая проблема может быть решена. Нельзя решить только одну проблему – если человек умер. А если все живы, то любая проблема решается. Я думаю, это связано с законами Вселенной. Поэтому моменты отчаяния и желания куда-то уехать всегда заканчиваются тем, что я в очередной раз понимаю, что Иркутск – это место, которое я люблю, без которого я не смогу жить.

Партнер проекта:

Ювелирный салон премиум-класса «Династия»

Над проектом работали:

Текст: Екатерина Ступко, Кристина Дунина;

Макияж и прическа: Екатерина Игумнова;

Фото: Елена Серебрякова;

Видео: Николай Тарханов.

Читайте также: Истории Натальи Ивановой и Елены Задорожной


Читайте также

Модный обзор, 10.12.2017
Все победидельницы конкурса «Мисс Иркутск-2017»
Модный обзор, 14.11.2017
Сглаживаем агрессивную сексуальность анималистичного принта
Модный обзор, 15.11.2017
Как найти в себе гармонию после долгих лет в единоборствах, рассказала Наталья Иванова

  0 комментариев
Имя
Код


Instagram