Поиск

Евгения Гусева, топ-стилист, мастер международного класса по парикмахерскому искусству - путь в профессию

30.11.2012

Евгения Гусева – яркий пример того, что найти дело всей своей жизни можно в любом возрасте. Она не побоялась позднего старта, и, как результат, сегодня она – топ-стилист компании Estel Professional, мастер международного класса, дипломант международных академий по парикмахерскому искусству, эксперт по стрижкам и стайлингу, преподаватель академии Estel Professional. Нам удалось взять интервью у этой смелой женщины, которая приехала в Иркутск с двумя целями: побыть членом жюри на чемпионате  Азии по ногтевому сервису, парикмахерскому искусству, визажу и педикюру и провести авторский курс «Тренд сезона».

- Евгения, давайте начнем с банального вопроса -  как вы пришли в профессию?

Евгения Г.: Даже не знаю, как сказать: смешно или странно… Вообще, я пришла в профессию позже, чем это делают обычно. Меня просто не устраивало, что делали с моими волосами в парикмахерских. И я постоянно думала: «Если мне не нравится, как делают то, что я прошу, как же с этим живут другие люди?» Нет, мне не захотелось изменить парикмахерский мир, появилось желание сделать его лучше. И тогда я пошла учиться. На тот момент у меня уже был ребенок, семья, и мне было 29 лет. Тогда были только ПТУ, они еще не назывались красивым словом «колледж». Всегда трудно начинать что-то новое, особенно в 29 лет! Если бы мои родные меня тогда не поддержали, возможно, я и не стала бы парикмахером.

- Ваш карьерный путь впечатляет: от простого парикмахера до стилиста Estel Professional. Как это произошло?

Евгения Г.: Резко! (Смеется). В моей жизни очень много «случайных» совпадений. Я работала в обычной парикмахерской, правда, с большим салоном на 25 рабочих мест, с отдельным залом для красильщиков. Там мне, парикмахеру без опыта, очень здорово помогали. А потом началась перестройка, салон закрыли, и меня пригласили работать в кооператив на Васильевском острове, где я отработала, наверное, лет девять. Однажды мне позвонила одна из клиенток, которая работала в компании по поиску сотрудников для зарубежных компаний: «Тут одной компании требуется парикмахер». Но подробностей подруга толком не знала, а я не знала английского языка, да и не считала, что являюсь парикмахером такого уровня – в общем, вакансия меня не заинтересовала. Все, что там предлагалось: машина, оплата сотовой связи, приличная зарплата, – у меня уже было. Тогда подруга попросила помочь ей найти кандидата для этой вакансии. Весь диалог слышала моя мама, которая сразу сказала: «Ты с ума сошла? Оно ведь не просто так пришло. Сходи».  Я пошла на это собеседование, не зная абсолютно ничего о компании, об обязанностях. Тогда в страну только приходили западные компании, которые находились в поиске технологов. И пришла я на это собеседование, не слишком заинтересованная в компании, с мыслями: «Давайте я вас выслушаю, и пойду». На собеседовании мне задавали вопросы, на которые я совершенно спокойно отвечала. После того, как выслушали меня, представители компании начали рассказывать о работе. Это была фирма Londa, под эгидой которой надо было открывать студию в Санкт-Петербурге, быть ее директором, проводить семинары, заниматься обучением, предполагались поездки за границу. И тут я понимаю, что, может быть, я неправильно вела себя на собеседовании, и, наверное, не понравилась им. После собеседования я была в раздрае, потому что предложение мне действительно понравилось. Мне позвонили вечером, сообщили, что собеседование прошла, но компании показалось, что мне это не надо. Я сразу кинулась разубеждать в этом подругу, вскоре уволилась и уехала в Москву в командировку на полтора месяца. Затем я открыла студию в Петербурге, где год работала одна. То есть я - и директор, и завскладом, и семинары провожу, и езжу по салонам. И тут поняла, что сил у меня нет, а мои родные и клиенты из прошлого салона никак от меня отстать не могут. Получалось, что я работала почти круглосуточно и без выходных.

Ребром встал уже вопрос здоровья. Я поехала в московский офис и сказала, что не могу работать в таком режиме. То ли меня не так поняли, то ли я не так выразилась, но в итоге я уволилась. После меня в салон взяли двух технологов, двух администраторов, и вообще там все стало замечательно. После этого в одиночку отработанного года я даже попала в больницу. Когда вернулась домой, разослала свое резюме, и попала в компании Cutrin, где отработала девять лет. В Cutrin я росла. Если в Londa основной упор делался на технологию, то в Cutrin шла работа и по стрижкам, и по формам, не только по окрашиванию. Обучение проходило в Финляндии, Прибалтике, тренеров приглашали из-за границы. А потом это все как-то сошло на нет. Компания стала уделять мало внимания обучению технологов, и я поняла, что работы становится все меньше. А когда так происходит, ты неизбежно теряешь квалификацию. И я ушла из компании – было страшно жалко. Год после этого я решила отдохнуть. Получилось чуть меньше.

После отдыха позвонила своей подруге, которая на тот момент устроилась в Estel Professional. Спросила: «Как тебе там?». Ответ был: «Ой, так классно, столько нового можно взять – и по обучению, и по преподаванию. И коллектив классный». В слова подруги я не слишком поверила: все-таки после западной компании формируется определенный менталитет, мол, что хорошего нам может дать российская?  А мы, люди творческие, эмоционально зависимые. И тогда я решила рассмотреть компанию с прагматической точки зрения и полезла в Интернет. И мне сразу вылезает страничка, где  написано, что Estel – лидер продаж, обогнавший западные компании. Для меня это был шок. За тот год, который я отдыхала, я слегка потеряла нить, что вообще происходит на рынке. А за этот год западные компании уже начали «сдуваться».  Для меня это было откровением, которое меня здорово подстегнуло. Позвонила подруге: «Хочу!».  Она пригласила меня посмотреть шоу-показ новой коллекции Estel. У меня во второй раз случился шок, когда я воочию увидела, ЧТО и с каким размахом делает эта компания. Я поняла, что такого в наше время не делает больше никто. Это очень глобально: режиссерская постановка, звук, свет, декорации, компьютерная графика, дизайнерские костюмы, полсотни моделей и много еще чего. В Estel меня взяли сразу стилистом, с чего и начался мой путь в этой компании.

Я обожаю свою работу. Да,  иногда хочется лечь на диван и не вставать дня три. Но полежишь день-два, и опять куда-то бежишь.

- У вас огромный опыт работы, значит – наметанный глаз. Можете отличить питерскую девушку от любой другой по прическе?

Евгения Г.: Могу. Потому что питерская девушка – это, прежде всего, обязательно студентка. Конечно, я всегда, в любом городе вижу парикмахера. Это вообще отдельное государство, другой строй, другое мировоззрение. А питерская девушка – очень стильная, с ухоженными длинными волосами некричащего оттенка, очень изысканно одетая. Питерскую девушку отличает именно сдержанная элегантность. А еще они более открытые.  

- Вы были приглашены в качестве судьи на X Юбилейный Международный Чемпионат Азии по ногтевому сервису, парикмахерскому искусству, визажу и педикюру, проходивший в Иркутске. Какое впечатление он на вас произвел?

Евгения Г.: Начну с выставки. Мы бываем в разных городах, поэтому нам есть, с чем сравнивать. Иркутская выставка – очень нарядная, светлая, хорошо оформленная. У стендов все очень отзывчивые, приветливые. Впечатления самые позитивные. Что касается Чемпионата, то меня очень обрадовало, что было много юниоров. Понравились все призовые работы в номинации «Креативная стрижка». Очень много оригинальных идей в цвете и форме – чувствуется профессионализм. Жаль, что всего три призовых места. Конечно, компания Estel приготовила спецпризы для тех, чьи работы особенно понравились судьям: гармоничное сочетание прически, макияжа, костюма, но что-то не доработано по технологии. У одной девушки было платье из настоящих осенних листьев, представляете? Такое нежное создание… Мастер только чуть-чуть не доработал прическу, может быть, времени не хватило. Я даже предложила организовать иркутским мастерам участие в «Звезде Эстель», чтобы был выход на федеральный уровень, развитие.

- После чемпионата вы сразу отправились на трехдневный семинар. Что на нем узнали ваши ученики?

Евгения Г.: Во-первых, скажу, что мне очень понравилась группа. Приятно, что пришли неравнодушные ребята, которые требуют информацию. Основная тема курса – «Современные стрижки». Моя главная задача – показать, как из одной стрижки сделать три. Например, я простригла какой-то блок  и тут же объясняю, что на другой длине это будет смотреться иначе, а если тут выстричь, а тут оставить, уже получается креатив. Заставляю их думать. Нужно думать, например, почему с обеих сторон мы сделали угол 90 градусов, а не 90 с одной и 45 - с другой. Об этом, возможно, кто-то слышит впервые, даже несмотря на огромный стаж. Может, школа мало дает, может, на автомате делают, глаз замыливается, может, просто хочется денег заработать. Именно поэтому я говорю: «Думайте, что делаете». Потому что клиент – это родной человек, которого нужно беречь. Я всегда спрашиваю: «То, что вы делаете клиенту на голове, вы бы себе сделали?» И очень часто в ответ вижу отрицательное мотание головой. Поэтому мне хочется открыть людям глаза, показать, что надо учиться. Тот парикмахер, который не совершенствуется, не учится – это просто цирюльник.  Это психология, которую у нас пока, к сожалению, очень слабо преподают. В компании Estel есть такие курсы, которые учат работать с клиентом, понимать его, и парикмахеры их очень любят.

На семинаре я демонстрирую техники стрижек, но непременно уточняю, что совершенно необязательно их копировать от и до. Коррекция лица, челка, длина – все это нужно обговаривать с клиентом. Особого внимания заслуживает челка, которую стараются сделать все. Когда мы проводили кастинг для семинара, мы не могли отобрать моделей, потому что все поголовно с длинной прямой челкой. И стричь нечего.

- И, наконец, какие стрижки вы можете назвать актуальными?

Евгения Г.: Мы сейчас представляем осенне-зимнюю коллекцию. В стрижках прослеживается значительное омоложение образа, поэтому коллекция получилась очень динамичная. В ней представлены и короткие стрижки, и средняя длина, и длинные волосы, самые разнообразные челки. Мы сейчас возвращаемся к моде 90-х. Этот период совершенно сногсшибателен: модно абсолютно все. И неоромантика, и панк, и рок-шик – все, что сегодня актуально, пришло именно из девяностых.  Немного наши стилисты зацепили и восьмидесятые, а именно - подверглись влиянию 1981 года, появлению на мировых подиумах японских дизайнеров, японского деконструктивизма, который набрал обороты уже в 90-х. Мы поработали и над этим: графичные линии, асимметрия в челках или окантовке. Или, наоборот, нарочитая четкость и гладкие волосы. В моде яркие цветовые блоки, но не «перья», а крупные акценты: челка или ассиметричный блок. Например, у блондинки на челке сделать розовую или голубую прядь.

 

Читайте также

Модный обзор, 27.10.2017
Александра Поблинкова в роли деревенской бабули
Профессионалам, 31.10.2017
Обо всех модных трендах в маникюре на «E.MiDay»
Модный обзор, 17.11.2017
Бесплатные мастер-классы от «Prana Clinic»

  0 комментариев
Имя
Код


Instagram